Мировые революционеры — «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем…»

Мировые революционеры — «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем…»

«Благими намерениями вымощена дорога в ад» — эта фраза всплывает в памяти, когда задумываешься о судьбах «пламенных революционеров» по всему миру.

Их жизненный путь поучителен, ведь революции очень часто «пожирают своих детей», а постреволюционная действительность частенько не соответствует предреволюционным мечтаниям.

В то же время жизнь нынешнего человечества без революций невозможно представить, и не потому, что однообразное благополучие многим кажется пресным, лишённым резких скачков вверх, а более того потому, что прошедшее «уходя, не умело убрать своих последствий», а «элиты» всех уровней жили и живут по принципу «остановись мгновение — ты прекрасно», погружая всех остальных в нескончаемое кольцо инферно, если бы на то была их воля.

Поэтому возможно, без свершившихся революций человечество ещё пребывало бы в феодализме, если не в родо-племенном строе и не догадывалось даже о возможностях быстрого перемещения, не говоря уже об Интернете!

Но… Людям, не видевшим своими глазами революции, очень трудно справедливо о ней судить, а тем более о людях, принимавших в них участие. В ходе революций на первый план как правило выдвигались определённые исторические фигуры. Кто они? И почему в странах Запада, несмотря на трагические страницы истории, этих людей почитают как национальных героев?

Мечтатели

Эти люди мечтали изменить судьбу мира. Однако истории большинства революционеров учат тому, что пожар революционных изменений общества зачастую пожирает тех, кто был исполнителем революции, изредка затрагивая организаторов и практически никогда не затрагивая «хозяев». Да и новая действительность часто не соответствует планам и мечтам исполнителей.

Само слово «революция» появилось в XVI веке для обозначения тех новых процессов, которые происходили в Голландии и Германии. Интересно, что первые революционеры звали вовсе не в светлое будущее, а наоборот, в недалёкий золотой век, к возврату простых ценностей. В конце XVIII века революция уже страшила коронованных особ.

Самые фанатичные активисты утверждали, что мир можно обновить только через кровь. И хотя история показала сомнительность ряда революций, даже сегодня общество на Ближнем Востоке сотрясают радикальные перемены. К сожалению, опыт самых знаменитых революционеров, во внимание не принимается. А ведь их жизни — настоящие увлекательные, познавательные и зачастую трагичные истории.

«Да, я наблюдал вблизи это великое историческое представление. Я видел также пролог: последние годы монархического строя. Мы тогда все играли в оппозицию… Собственно, никогда не знаешь, какая страшная революция может выйти из самой мирной, лояльной оппозиции: оппозицию от революции отделяет один шаг…

На свете не существует любимых народом правительств. Поэтому все революции вначале популярны. Историки, конечно, будут искать людей, которым можно было бы вменить в вину или заслугу устройство великой революции. Напрасный труд!

Говорю как очевидец: никто не устраивает революции и никто в ней не виновен. Или, если хотите, виновны все…» — писал Шарль Морис де Талейран-Перигор.

Суждение данного политика характеризует его понимание революции, как процесса, и его понимание места личности в ней.

Заметки на полях

Шарль Морис де Талейран-Перигор (фр. Charles Maurice de Talleyrand-Périgord; 2 февраля 1754, Париж — 17 мая 1838, там же) — князь Беневентский, французский политик и дипломат, занимавший пост министра иностранных дел при трёх режимах, начиная с Директории и кончая правительством Луи-Филиппа. Известный мастер политической интриги.

Eпископ Отёнский (с 2 ноября 1788 по 13 апреля 1791). Имя Талейран стало едва ли не нарицательным для обозначения хитрости, ловкости и беспринципности. Наполеон в своём дневнике 11 апреля 1816 года писал о Талейране:

«Лицо Талейрана столь непроницаемо, что совершенно невозможно понять его. Ланн и Мюрат имели обыкновение шутить, что если он разговаривает с Вами, а в это время кто-нибудь сзади даёт ему пинка, то по его лицу Вы не догадаетесь об этом».

pushkin

Знаменитые мировые революционеры — это гении и «злодеи», авантюристы и романтики революции.

Мы неслучайно решили затронуть эту тему с тем, чтобы иметь понимание, как на Западе и в других странах почитают свою историю и своих национальных героев, несмотря порой на кровавые и трагические страницы истории, где, в отличие от России, не возводят позорные «Стены скорби», где с уважением относятся к истории своей страны. В чём кроются причины такого разного отношения?

РЕВОЛЮЦИЯ КАК ПРОЦЕСС

Издревле подкуп, предательство и подлог — были средством достижения целей невоенными методами, а поговорке:

«Где не пройдёт войско — там пройдёт осёл, навьюченный золотом».

— уже несколько тысяч лет. Организации переворотов и революций — столько же, если не больше.

Но сегодня, в изменившейся логике социального поведения, в условиях, когда информационная среда постоянно меняется, все процессы сильно ускорились.

И, если в XVIII веке можно было организованные изнутри обществ революции выдавать за «бунт народных масс», то в конце XX века «невидимые руки» стали всё более отчётливо видны, причём не только в прошлых «народных революциях», но и, что важно, — в режиме «онлайн». В то же время появление интернета несколько изменило технологии связи и координации, которые ранее обеспечивали разнообразные ордена, ложи и прочие закрытые сообщества.

Революции, являясь технологиями демонтажа политических режимов, создают условия для вмешательства других государств во внутренние дела страны, ставшей жертвой революции, для военной интервенции, военных мятежей, гражданских войн. В этом плане последствия революций могут быть не менее катастрофичными, чем сама революция.

Большинство приёмов, так называемых сегодня «цветных революций», на самом деле не новы и их использование неоднократно имело место на протяжении XX века и много ранее — в частности, и в ходе Смутного времени в начале XVII века, во время всех Французских революций конца XVIII—XIX веков и в ходе революции 1905 и Февральской революции 1917 года, когда выход на демонстрации и забастовки оплачивался из-за рубежа, когда имели место различные провокации и активное вмешательство иностранных послов и агентов в происходящие события.

У любой революции имеется структура. Условно её можно представить в виде такой пирамиды.

3D infographic2

На самом верху располагаются «хозяева» системы. Им принципиально совершенно не важно какими методами и средствами будут достигаться главные для них цели:

  • сохранение толпо-«элитарного» пирамидального устройства общества,

  • недопущение становления человечности на планете, сохранение статистики распределения людей по нечеловечным типам устройства психики, желательно близким к животному состоянию в подавляющей массе.

И революции для них — это лишь одно из средств пресечения нежелательных тенденций и переформатирования политического поля, причём далеко не самое эффективное. Однако активное использование в последние годы этого средства говорит о том, что на более высоких приоритетах управления — контроль «хозяевами» утрачен. И ключ к пониманию того, откуда такой удивляющий негатив восприятия Великой Октябрьской социалистической революции, какой демонстируют нынешние российские «элитарии», как, впрочем, и западные «интеллектуалы» и историки, лежит именно в этой области «хозяев системы».

Именно их отношение транслируется и периферией, и спонсорами, и организаторами, и массовкой. Почему у них такое отношение? Об этом — дальше.

Ниже хозяев находится не связанная с ними напрямую периферия — будучи рассредоточенной по должностям в средствах массовой информации (в наше время: в теле- кино- СМИ- индустриях, а в прошлом: в области художественного творчества), бессознательно (то есть не осознавая этого факта) она транслирует в массовой культуре образы, которые отправляют в коллективное бессознательное «хозяева», энергетически подкачивая различные сценарии развития событий в этом коллективном бессознательном общества.

Из ярких примеров такой подкачки — цикл фильмов о «Восстании обезьян» или ставшая притчей во языцех информационная заблаговременная подготовка 11 сентября 2001 года.

В отношении прошлых революций — это деятельность ордена Гульярдов, и в частности Франсуа Рабле, многое зашифровавшего в своём знаменитом произведении «Гаргантюа и Пантагрюэль» (об этом читайте, масонов (об их активной роли в событиях «Великой» французской революции знают уже многие), ордена фельянов, доминиканского ордена и многих, многих других.

Ниже них «спонсоры» протеста — высокопоставленные покровители массы «революционеров». Это отдельные люди, а чаще группы людей, которые занимаются обучением, направлением, финансированием и созданием оптимальной информационной поддержки протеста. Напрямую этот ярус никогда не действует, несмотря на всю свою влиятельность, а только через посредников, что позволяет им, «спонсорам», сохранить достойное лицо в глазах мирового общества.

Ниже — непосредственные организаторы революции. Революция тут имеет, как правило, группу молодых активных идеологически подготовленных людей. В данную категорию попадают, с одной стороны, специалисты в области пиара и пропаганды (журналисты, профессиональные психологи), которые помогают создать фон, революционное «настроение», чтобы у «народных масс» сложилось резко негативное видение существующей власти. Вторая категория организаторов — это «витрина» (молодые политики, которых отличает красноречие и харизма).

Самый нижний и самый многочисленный ярус — это обычные люди, толпа, которая необходима для создания массовости протестных акций на городских площадях и улицах. При этом часть из них становятся революционерами исключительно по идеологическим соображением, вследствие изменения их мировоззрения и ценностных ориентаций, в то время как другие готовы дни и ночи при любой погоде выходить на митинги с лозунгами и транспарантами за весьма немалые деньги.

Осветив общую структуру любой революции, которая может произойти внутри толпо-«элитарных» обществ, пройдёмся по знаменитым революционерам мира.

ОЛИВЕР КРОМВЕЛЬ — РЕВОЛЮЦИОНЕР, ТИРАН И ПУРИТАНИН

kromvel

Что известно об Оливере Кромвеле, кроме того, что на волне английской буржуазной революции XVII века и на осколках монархии он получил высокое звание лорда-протектора? Это был враг официальной церкви и монаршьего произвола, человек, который похоронил английский абсолютизм на долгие годы, сам возглавил страну, принёс ей многочисленные славные победы, но уже после смерти был многократно (!) казнён за измену Англии.

Оливер Кромвель (1599 — 1658) являлся видным политическим деятелем Англии XVII века. С 1653 по 1658 годы занимал пост главы государства и носил титул лорд-протектор. В этот период он сосредоточил в руках неограниченную власть, которая ничуть не уступала власти монарха. Кромвеля породила Английская революция, возникшая в результате конфликта между королём и парламентом.

Следствием этого и стала диктатура выходца из народа. Закончилось всё возвращением монархии, но уже не абсолютной, а конституционной. Это послужило толчком для развития промышленности, так как буржуазия получила доступ к государственной власти.

Как Кромвель пришёл к власти? До 1640 года Кромвель являлся обычным мировым судьей и боролся с правительством за права общин, с духовенством за право свободно толковать Библию. Никто и не предполагал, что «деревенскому дворянину» суждено будет возглавить борьбу против деспотизма короля. В 1640 году обострились противоречия короля Карла I и Парламента.

Через два года монарх объявил войну своему законодательному органу. Тогда Кромвель приступил к формированию собственной кавалерии, ведь без неё парламент не мог победить. В этой армии офицерами могли стать обычные простолюдины. Кавалерия стала основой нового войска, а сам Кромвель стал генерал-лейтенантом. Парламент разбил роялистов, а Карл I попал в плен. При активном участии Кромвеля революционный суд признал монарха тираном и казнил его в 1645 году. В последующие годы Кромвель узурпировал власть в стране, жёстко подавив восстания в Ирландии и Шотландии.

В Ирландии новоиспечённый и жутко набожный военачальник истребил ни много ни мало треть населения, многих продал в рабство. Именно благодаря такой «внешней политике» Кромвеля в Америке образовалась достаточно крупная ирландская колония.

С 1653 года революционер превратился в диктатора, лорда-протектората всей Англии. Уставшее от революций населений не поддержало реформ Кромвеля, сам он остался в одиночестве, отвергнутый друзьями. Страсть и смелость сменились раздражительностью и подозрительностью.

Умер Оливер Кромвель 3 сентября 1658 года.

kromvel

Кромвель в Денбаре. Эндрю Гоу, 1886 г.

Именно 3 сентября считалось самой важной в его жизни датой — в этот день он одержал знаменитые победы над шотландцами в Денбаре и над войсками Карла при Вустере. В этот же день начал работу первый парламент протектората, 3 сентября стало национальным праздником английской республики, Днём благодарения (Вот такая английская матрица событий).

Похороны «железного» Оливера были шикарными. Но после них в стране началась смута. По всей Англии прокатилась волна беспорядков и хаоса. Парламент был вынужден пригласить Карла II, сына казнённого короля, на престол. После коронации Карл приказал достать тело Кромвеля (в день казни Карла I), повесить, а затем разрубить на 4 части. С тех пор крестьянам было запрещено даже произносить имя «Оливер Кромвель».

image6

Странны западные обряды казни уже мёртвых. Надпись на рисунке: «Оливер Кромвель был мёртв уже два года. Парламент объявил, что Кромвель был предателем и приказал, чтобы его тело было «казнено». Его мёртвое тело было повешено. После этого его голову отрубили и демонстировали около Парламента». В толпе: «Наконец-то Оливер Кромвель получил, что заслужил — смерть предателя!»

В 1960 году голову Кромвеля захоронили на территории одного из колледжей Кембриджа — административного центра, с которого началась политическая карьера Оливера Кромвеля. Краткая биография англичанина входит в обязательный учебный курс программ всех исторических университетов Британии.

image17

Памятник Кромвелю у здания парламента в Лондоне (открыт в начале ХХ века)

Его памятник стоит. Никто его не сносит. Почему? А дело в том, что деятельность Оливера Кромвеля была направлена на смену «элит», но не шла вразрез с целями «хозяев»:

  • сохранение толпо-«элитарного» пирамидального устройства общества,

  • недопущение становления человечности на планете, сохранение статистики распределения людей по нечеловечным типам устройства психики, желательно близким к животному состоянию в подавляющей массе.

Однако, следует отметить следующее: Оливер Кромвель смог победить прошлую «элиту», дав людям чуть больше прав внутри пирамиды общественного устройства: яркий пример — набора простолюдинов в его кавалерию. Но при этом он никак не посягал на изменение самого принципа пирамидального устройства общества. А в человеколюбии и помощи становлению всех людей Человеками, он замечен не был.

Поэтому на его памятнике можно увидеть символы, как некоторой периферии — это львы, так и самих «хозяев» — это пальмы.

МАРАТ — ОСНОВОПОЛОЖНИК ТЕРРОРА

image20

Родившийся в 1743 году (убит в 1793 году) революционер стал одним из лидеров Великой Французской революции. Во многом именно Марат и заложил основы революционного террора.

Для одних Марат — это пламенный революционер, друг народа и мученик за свободу. Для других — отвратительный палач, человеконенавистник, призывавший без пощады рубить головы.

image12

На известной картине Ж.Л. Давида «Смерть Марата» изображён прекрасный и возвышенный герой, способный вызвать восхищение и сострадание зрителей. Но некоторые историки называли его «Калигулой» и «гунном», подчеркивая тем самым его варварскую жестокость. Столь противоречивые оценки не удивительны, так как Марат был очень сложным человеком.

События 1789 года заставили доктора бросить свои занятия и нырнуть в политику. Марат начал издавать собственную газету «Друг народа», став его редактором. Странный поворот в жизни, если не знать кое-какие факты.

До 1787 года членами лож состояли исключительно люди известного положения и образования: аристократы, артисты, писатели, негоцианты, представители буржуазии, даже мелкой, но низшие классы отсутствовали. Вдруг, с 1788 года ряды масонов начинают заполняться мастеровыми, уличными бродягами, всякими подозрительными личностями, профессиональными ворами и убийцами.

Тогда же видимо и Марат мог вступить в одну из лож. Внезапно по приказанию Великого Мастера Ордена, герцога Орлеанского, солдаты французской гвардии массами принимаются в масонство, вследствие чего офицеры-масоны покидают ложи, чтобы не встречаться там на равной ноге со своими подчинёнными (Франкмасонство и государственная измена. Н.Л. — С.П.Б. 1906 г.).

За несколько лет до революции ложи Парижа и всей Франции были обращены в иллюминизм через посредство ложи «Соединённых Друзей», находившейся на улице Суридьер и председательствуемой неким Савалетом де-Ланж (Savalette de Lange). Этот, последний, заслуживает более подробного упоминания, как особенно выдающийся среди тех предателей, окружавших Людовика XVI, благодаря которым, быть может, Революция вместо преходящего кризиса обратилась в государственный переворот и закончилась казнью короля.

Этот Савалет де-Ланж состоял хранителем королевской казны (garde du Tresor royal), но впоследствии, когда настал известный момент, вдруг является террористом. Вот что пишет о нём Баррюель («Memoires», t. V, chap. XI):

«Среди лож «Великого Востока» одна, называвшаяся Ложей «Соединённых Друзей», была специально предназначена для ведения иностранной корреспонденции. В этой ложе особенно выделялся знаменитый революционер Савалет де-Ланж.

Этот масон заведовал «королевской казной». Будучи облечён наибольшим доверием монарха, какое может заслужить самый верный подданный, он в то же время принимал участие во всех тайных обществах, во всех ложах, во всех заговорах. Чтобы все их соединить, он сделал из своей ложи смесь софистических, мартинистских и масонских систем.

Но чтобы привлечь в свою ложу блестящую толпу и тем замаскировать свою настоящую деятельность, он сделал из неё также место роскошных забав и увеселений, куда съезжалась блестящая аристократия того времени, причём французская гвардия охраняла порядок вокруг места собрания, которое совершалось «под покровительством самого короля».

Но блестящее общество, предававшееся невинному веселью, не подозревало того, что в нескольких шагах от него работал секретный комитет, жертвой которого оно же вскоре и должно было пасть» (Victor Barrucand, «Memoires et notes de Choudieu», page 148, Paris, Plon-Nourrit, 1897.).

Может быть именно поэтому языком газеты Марата стал — язык террора, и он заговорил на нём раньше многих других французских революционеров, готовя почву под определённые события.

Вскоре название газеты перешло и на самого врача. В 1791 году положение во Франции обострилось — европейские страны готовили интервенцию, а король готовился к побегу. Тогда Марат потребовал низложения Людовика XVI, как ранее через свою газету призывал народ продолжать революцию.

Согласно некоторым свидетельствам (Marquis Costa de Beauregard, «le Roman d’un Royaliste; Souvenirs du comte de Virieu» и «Lettre du Cardinal Mathieu, Archeveque de Besancon», цитируемое в «La France Juive» Дрюмона), смерть Людовика XVI была решена ещё в 1782 и 1785 годах на всемирном конгрессе масонов, созванном Вейсгауптом в Вильгельмсбаде, и на собрании масонов же во Франкфурте на Майне.

Важные решения были приняты на этих собраниях, а некоторые из участвовавших в них были так поражены тем, что там происходило, что навсегда покинули ложи. Некоторые же члены лож, на скромность которых не рассчитывали, были умерщвлены какой-то таинственной рукой. Граф де Вирьё (Virieu) после участия ещё в конгрессе 1781 г. в качестве делегата от французских масонов решается покинуть масонство и говорит барону де-Жилье:

«Я не могу открыть вам того, что там произошло; скажу только, что это серьёзнее, чем вы думаете. Заговор, который составляется, так хорошо обдуман, что Монархии и Церкви нет спасения»… (Marquis Costa de Beauregard, ibidem.)

Во всяком случае, согласно новейшим серьёзным исследованиям, посвящённым этому вопросу, но доныне, увы, слишком мало распространённым, можно, вопреки тому, чему нас всегда учили, с уверенностью сказать, что Конвент, в своём законном составе никогда не приговаривал к смерти Людовика XVI.

Король французский в действительности был приговорён к смерти во Франкфурте на Майне. И после свержения монархии и объявлении республики Марат стал депутатом Конвента. Он продолжил призывать к решительным действиям, настояв на казни короля, действуя, видимо в братской солидарности.

Авторитет Марата стал настолько высоким, что якобинцы избрали его своим президентом. Весной 1793 году революционер тяжело заболел. Но даже лежа в постели он писал в газету, критикуя слишком мягкие меры относительно врагов революции.

Марат требовал казнить сперва 20 тысяч, а потом и 270 тысяч дворян. Появившаяся в его доме республиканка-идеалистка Шарлотта Корде убила революционера прямо в его ванной. С гибелью Марата началась волна невиданного ранее террора, унесшего жизни не только врагов нового строя, но и многих самих революционеров.

После смерти Марата его популярность переросла в настоящий культ. На его похороны явился Конвент в полном составе. По просьбе революционного клуба кордельеров («Общества прав человека и гражданина»), активистом которого был Марат, его похоронили в саду здания клуба, а сердце поместили в зале заседаний (странный способ почтить память человека, но это же просвещённая Европа, нам не понять, видимо).

В Париже Монмартр был переименован в Монмарат. По всей Франции воздвигались бюсты и алтари в честь Марата, объявленного «мучеником свободы».

21 сентября 1794 года прах Марата был торжественно перенесен в Пантеон, правда, ненадолго. Пришедшим к власти политикам умеренного толка стало неловко официально увековечивать память человека, известного своими постоянными призывами рубить головы. 26 февраля 1795 года Марата вынесли из Пантеона и перезахоронили на кладбище св. Женевьевы.

РОБЕСПЬЕР — ЧЕЛОВЕК ТЕРРОРА

image4-min

Одной из самых ярких и кровавых революций в истории стала Великая Французская. Но если Марат подготовил почву для массового террора, то осуществлял его уже Робеспьер (1758 —1794).

Память о нём настолько кровавая, что казалось бы этому человеку так и не должны поставить памятников или назвать его именем улицы или площади. Однако, памятник ему стоит в предместьях Парижа (!) во Франции.

image2

По имеющейся информации он был открыт 13 июля 1949 года в Театральном сквере, который был по случаю переименован в сквер Робеспьера. Как видно на карте (она же спутниковый снимок), так он официально и называется по сей день.

image27

А ведь в 27 лет он страстно агитировал за отмену смертной казни, а через 8 лет утверждал, что казнь является обязанностью любого революционного правительства. В начале карьеры Робеспьер защищал права народа, а в конце жизни обособился от него. Строгий законник окончательно дискредитировал судопроизводство. Революционер-патриот превратился в итоге в тирана.

В 1792 году в Париже прошло очередное восстание, которое сделало Робеспьера одним из вождей революции, наряду с Дантоном и Маратом. Вскоре былые друзья стали мешать амбициозному политику. И вот Дантон был отодвинут на второй план, а Марата убили.

Ничто не могло помешать террору, который развернул Робеспьер. В тюрьмах Парижа уже не хватало мест, обвиняемые в преступлениях против государства лишались права защиты.

Палачи казнили по 50 человек за раз, а после казни Марии-Антуанетты гильотина переставала работать только ночью. Весной 1794 года террор обратился против политических конкурентов Робеспьера. Был казнён даже Дантон. Сам Робеспьер навязал Конвенту новый закон, который ликвидировал суд и неприкосновенность депутатов.

image11-min

Страх сплотил депутатов и 27 июля 1794 года Робеспьера обвинили в тирании, тут же арестовали, а вскоре и казнили.

Французский историк Патрис Генифе в книге «Политика революционного террора. 1789 – 1794» писал:

«Общий итог Террора насчитывает, следовательно, минимум 200 и максимум 300 тысяч смертей, или примерно 1% населения на 1790 год (28 млн. жителей)».

Всего же, по его подсчётам, за годы революции и наполеоновских войн Франция потеряла порядка 2-х миллионов (2 000 000) человек.

Значение его памяти всегда оспаривалось. На протяжении 220 лет со дня его смерти, мыслители, особенно левая их часть, называли Робеспьера героическим и даже трагическим персонажем. Для других — пожалуй, для большинства — он оставался главным террористом, человеком террора, демоном, чья смерть стала благословением для французского народа.

Вот такие главные «герои» Великой Французской революции, которую почитает либеральная Европа и либеральная часть общества России. Французы считают, что Великая Французская революция — это часть их истории.

И в этом они правы. И памятник Робеспьеру стоит около Парижа уже более 65 лет.

Источник:
0
237
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...