Дмитрий Рогозин рассказал о российско-сирийских контрактах

Дмитрий Рогозин рассказал о российско-сирийских контрактах

Вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин рассказал по итогам своего визита в Сирию, что заключил ряд «важных договоренностей», которые закрепляют ориентацию Сирии на российский рынок и сотрудничество с Москвой. «Сегодня господин президент Башар Асад сказал о том, что нет у Сирии никакого желания работать с компаниями тех стран, которые предали Сирию в какой-то момент», — сказал Рогозин.

Говоря о потенциальных совместных проектах в САР, Рогозин упомянул нефтедобывающие объекты, восстановление объектов инфраструктуры, железных дорог, портов, электроэнергетику. С 1974 года и до войны добыча нефти обеспечивала четверть ВВП Сирии при разведанных запасах нефти в 2,4 миллиарда баррелей и природного газа в 208 миллиардов кубометров. Нефтегазовые доходы оставались основной статьей дохода даже на фоне снижения добычи нефти в Сирии на треть — до 400 тысяч с пикового показателя в 594 тысяч баррелей в сутки. 

Помимо добычи и переработки сирийской нефти, немаловажным остается и проект поставки нефти из иракского Курдистана, которые тоже пройдут черед территорию Сирии. Напомним, в октябре «Роснефть» и региональное Иракское правительство Курдистана объявили о начале реализации совместного проекта по эксплуатации нефтепровода в Курдском автономном регионе. Также между сторонами подписано соглашение о сотрудничестве в области разведки, добычи, развития инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов. Стороны заключили контракт на покупку и продажу нефти в адрес «Роснефти» в период с 2017 по 2019 гг. «Наши компании, в том числе компания «Роснефть», работают в Иракском Курдистане. Мы считаем, что это сотрудничество пойдет на пользу как Ираку в целом, Иракскому Курдистану в частности, так и российской экономике», — сказал Президент Путин на недавней пресс-конференции. Однако этот проект несет выгоду и Сирии, через территорию которой будет идти нефть, и соседней Турции, которая сможет покупать иракскую нефть легально, а не из-под полы у курдов или террористов.

Впрочем, не нефтью единой будут связаны наши отношения. Рогозин рассказал, что на территории Сирии находится крупнейшее фосфатное месторождение, а фосфатные удобрения — востребованный товар во многих странах. Москва и Дамаск договорились о создании единого оператора для этого месторождения. «Мы работаем по месторождению, по вывозу, по доставке этого обработанного фосфата уже в другие страны, которые ждут этот товар», — рассказал он. Прибыль с этого проекта будут получать как сирийская сторона, так и российские операторы. 

Спрос на фосфаты, используемые в качестве сырья для производства значительной части удобрений, будет с годами только расти. По прогнозам ученых, наличие доступа к этому минералу станет важной составляющей продовольственной безопасности многих стран. По данным геологической службы США, глобальный спрос на фосфаты увеличится с 44,5 млн. тонн в 2016 году до 48,9 млн. т в 2020 г. 

На сегодня разведанные запасы фосфатов в Сирии оцениваются в 1,5 млрд. тонн. Их основные запасы сконцентрированы на месторождениях «Хнейфнс» и «Шаркыйя». Ранее разработкой месторождений занимались Румыния, Польша, Болгария. В связи с тем, что сирийские фосфаты отличаются повышенным содержанием хлора (0,02 – 0,2%), острой проблемой является создание специальных мощностей по их промывке, которые как раз может предоставить им наша страна. Россия также обладает значительными ресурсами для производства фосфатов. В соответствии с данными Министерства природных ресурсов Российской Федерации, государственным балансом запасов полезных ископаемых учтены 48 месторождений фосфатных руд, в том числе 19 апатитовых и 29 фосфоритовых, из которых шесть — крупнейшие в мире Хибинские апатито-нефелиновые месторождения фосфатного сырья. Их суммарные запасы руд оцениваются в 2,2 млрд. тонн, что обеспечивает более 80% потребностей России в фосфорсодержащем сырье. 

На данный момент мы занимаем четвертое место, после Китая, Марроко и США, по добыче фосфатов, а с учетом объединения рынка с Сирией можем не только обеспечивать собственный рынок своими удобрениями, но и замахнуться и на поставки в ЕС. 

Помимо этого, Дамаск предложил РЖД поучаствовать в восстановлении железной дороги, связывающей фосфатные месторождения с сирийскими портами. В РЖД сообщили, что компания действительно изучает инфраструктурные проекты в Сирии, однако решений на этот счет пока не принято. Само собой, выращенное на полях надо куда-то реализовывать. И здесь нам тоже могут серьезно помочь сирийцы. Рогозин сообщил, что Сирия может использоваться как база для экспорта российской пшеницы в соседние страны. «Сирийские порты являются уникальными портами для экспорта российской пшеницы не только в Сирию, но, через Сирию в Ирак, и в другие соседние страны. Нам это выгодно», — сказал вице-премьер.

Уже сейчас Москва и Дамаск заключили контракт на поставку 3 млн т пшеницы в течение следующих трех лет, так как из-за военных действий Сирия, которая до войны сама выступала экспортером пшеницы, сейчас вынуждена зерно покупать.

Таким образом, если данные проекты будут реализованы, то это не просто будет выгодно нам и сирийцам, но и станет «визитной карточкой» РФ в регионе. «Российские компании имеют моральное право — тем более, в присутствии наших военных, которое сохраняется в той или иной степени для удержания мира и стабильности, — развить здесь крупные экономические проекты», — сказал Рогозин, подчеркнув, что, несмотря на масштабные разрушения, Сирия — «бесконечно богатая страна». И это не просто «братская помощь», как это было во времена СССР, а именно выгодные проекты для бизнеса и людей в обеих странах. Нужно думать, «как заработать денег в наш бюджет, для наших граждан, для людей, которые тоже ждут какой-то отдачи от большой работы России на территории Сирии», — указал вице-премьер.

РИА Катюша

Источник:
0
22
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...